Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Неуловимый Хабба Хэн - Фрай Макс - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Доступ к книге ограничен фрагменом по требованию правообладателя.

Макс Фрай

Неуловимый Хабба Хэн

История, рассказанная сэром Максом из Ехо


Истории о старых временах,
иных Мирах и вымышленных существах,
рассказанные, пока варился кофе

Неуловимый Хабба Хэн

История, рассказанная сэром Максом из Ехо

…all these moments will be lost in time…


«Blade Runner» by Ridley Scott

На рассвете Тришу разбудил шум за окном. Ходит кто-то, палой листвой шуршит, ветки трещат — ну и дела! Она немного поворочалась с боку на бок, потом все-таки оделась, шаль на плечи набросила и вышла в сад поглядеть, что там происходит. Хозяйским, так сказать, глазом. На Франка надежды мало, вряд ли он сейчас дома. Не в его привычках встречать рассвет в собственной спальне.

Ну и хорошо, что вышла. Осталась бы в постели, долго еще прислушивалась бы к шорохам да голову ломала: что там творится? А тут сразу все стало ясно. Это, оказывается, гость, который Макс, забрел в сад, залез зачем-то на дерево, совсем невысоко, всего в паре метров над землей нашел удобную ветку, расселся там, как в кресле, скрестил руки на груди, глядит в небо, ухмыляется мечтательно, ногами болтает. Живой туман приполз из глубины сада, окутал плечи гостя, как плед, чтобы не замерз человек, не простудился. Молодец, что тут скажешь? Всегда бы так.

— Уже проснулся? Так рано?

Триша удивлена — слов нет. Разошлись-то сильно за полночь.

— Ага, проснулся, как же! Просто еще не ложился, — объясняет Макс. — Я тебя разбудил, когда на дерево лез? Извини, Триша. Чему я, наверное, никогда не выучусь, так это бесшумно двигаться.

— Ничего, — отмахивается она. — Разбудил, конечно, но я люблю иногда на рассвете вставать. Поспать потом и днем можно, если захочется. А ты что, вовсе никогда не спишь?

— Ну что ты. Спать — мое основное занятие. Видеть сны и сниться, а больше я толком ничего и не умею, пожалуй, — улыбается он. — Я скоро лягу. Вот покурю и… Самое милое дело — дрыхнуть до полудня. Или дольше. Пока пинками из постели не погонят.

— Да кто ж тебя погонит? — изумляется Триша. — Спи себе на здоровье сколько влезет.

— Какая ты молодец. Очень правильно рассуждаешь. Все бы так! — вздыхает он.

Помолчали.

Трише ужасно интересно, чем он всю ночь занимался, но она знает, что люди не любят расспросов, ей Франк объяснил. А то бы спросила, конечно. Но Макс сам понял, что она умирает от любопытства, и пришел на помощь.

— Я Джуффина проводил немножко, — говорит.

— А Джуффин все-таки ушел? — всполошилась Триша. — Почему? Разве ему у нас не понравилось?

— Еще как понравилось. Грозился — теперь часто будет заходить. Дескать, дорогу уже знает… Просто у него куча дел действительно. И подозреваю, как минимум одна очень серьезная проблема, которую нужно срочно обдумать и обсудить. Со старшими, так сказать, товарищами.

— Проблема? — хмурится Триша.

— Ну да. Я и есть эта самая проблема, — охотно объясняет Макс, сопровождая драматическое признание чудовищным зевком. — Я же правду говорил, Мир, который чудом уцелел — причем не без моей скромной помощи, — теперь тает от моего взгляда. Скажешь, не проблема?

— Ну, ты же туда не собираешься, значит, и беспокоиться не о чем, — рассудительно говорит Триша.

— Ну да — не о чем! Мои благие намерения, честное слово и прочие прекрасные глупости — так себе гарантия безопасности. Не хотел бы я быть частью реальности, существование которой зависит только от честного слова какого-то доброго дяди. Особенно если этот дядя — я сам.

— Ты себе не веришь? — удивляется Триша.

— Ну почему же, верю — до какого-то предела. А иногда посмотрю в зеркало, а оттуда ухмыляется незнакомый хмырь, и рожа у него самая что ни на есть подозрительная. И вот ему-то я не верю ни на грош.

— Трудная у тебя жизнь, если так, — сочувственно говорит Триша.

— Зато интересная. Да нет, не так все страшно, конечно. Но Джуффину действительно надо разобраться, почему реальность тает от моего взгляда. Что не так — с Миром или со мной? Или с обоими? Пока не поймет, не успокоится, я его знаю. К тому же ему придется придумать, как свести опасность к минимуму. Убивать он меня не станет, это понятно. Даже если отбросить сентиментальные соображения, шеф не любитель добро понапрасну переводить. А запирать меня не имеет смысла: сбегу. Рано или поздно, так или иначе, а — фьють! — и нет меня. Я отовсюду сбегаю, иногда — непреднамеренно. Таково свойство моего организма, и Джуффин это прекрасно знает. Значит, придется ему придумать еще что-нибудь. Я рад, что это не мои проблемы. Я бы на его месте рехнулся, пожалуй.

— Он точно придумает, — обещает Триша. — Что-нибудь такое, что всех устроит. Он такой… Такой!

Она умолкает, потому что не знает слов, подходящих для достойной похвалы сэру Джуффину Халли. Разве только руками всплеснуть, глаза возвести к небу, задержать дыхание, а потом медленно-медленно выдохнуть и улыбнуться.

— Эй, да ты, похоже, влюбилась в моего бывшего шефа, — Макс лукаво ей подмигивает и качает головой — не то удивленно, не то укоризненно.

— Конечно влюбилась. — Триша рада, что он ее правильно понял. — А как еще?

Немного поразмыслив, она приходит к выводу, что правильно, но не совсем.

— Ты не забывай, — строго говорит Триша, — я же только с виду человек. У кошек все иначе. Когда я говорю, что влюбилась, это значит, я просто счастлива, что такое существо есть на свете. А уж если вдруг оно рядом со мной какое-то время будет находиться — вообще сказка, праздник! И ничего мне от него больше не надо. Пусть что хочет, то и делает. Ну, если по голове меня погладит, я, конечно, от счастья растаю. А нет — так нет, не беда и не повод для грусти. Погляжу на него, послушаю да и пойду по своим делам. Вот это я называю — влюбиться. А ты что подумал?